Леонтьев августин аккорды


Леонтьев августин аккорды Скачать

Но тотчас же, в тот же самый момент, как ему казалось потом, когда он уже взрослым проверял свои тогдашние ощущения, над его ухом раздался равнодушно-повелительный голос Антона Григорьевича:. Но молодежь нигде так безумно не веселилась, как именно в этих эскападах, под предводительством Аркадия Николаевича. Поэтому понятно, что теперь, когда Тина получила особые привилегии, равнявшие ее некоторым образом со старшими сестрами, она волновалась больше всех, хлопотала и бегала за десятерых, попадаясь ежеминутно кому-нибудь под ноги, и только усиливала общую суету, царившую обыкновенно на праздниках в рудневском доме. Привыкнув с утра до вечера вращаться в большом обществе, он любил, чтобы и в доме у него было шумно и оживленно. Неожиданное появление Тины, влекшей на буксире застенчиво улыбавшегося реалистика, произвело общее недоумение. Не далее как на прошлое Рождество ее в это время запирали с младшей сестрой Катей и с ее сверстницами в детскую, уверяя, что в зале нет никакой елки, а что «просто только пришли полотеры».

Хотя ее и никто не спрашивал, но она совалась к каждому с жаркими уверениями, что пускай ее бог разразит на этом месте, если она хоть краешком уха что-нибудь слышала о тапере. Между тем пылкая Тина успела уже взбудоражить весь дом. Мальчик бережно положил руки на клавиши, закрыл на мгновение глаза, и из-под его пальцев полились торжественные, величавые аккорды начала рапсодии. Юрий Азагаров решил в уме, что новоприбывший гость, должно быть, очень важный господин, потому что даже чопорные пожилые дамы встретили его почтительными улыбками, когда он вошел в залу, сопровождаемый сияющим Аркадием Николаевичем. Самая старшая из сестер, Лидия Аркадьевна, стояла перед трюмо. Убей меня бог, только один и остался. Аркадий Николаевич рассердился и велел отыскать хорошего тапера, но кому отдал это приказание, он и сам теперь не помнил. Передняя сразу наполнилась говором, смехом, топотом ног и звонкими поцелуями. Дети точно опьянели от блеска елочных огней, от смолистого аромата, от громкой музыки и от великолепных подарков. Аркадий Николаевич редко показывался домой, потому что обедал он постоянно в Английском клубе, а по вечерам ездил туда же играть в карты, если в театре не шел интересный балет. Она не выносила никакого шума и относилась к «мелюзге» с холодным и вежливым презрением. Понимая, что речь идет о нем, он в неловкой выжидательной позе держался в своем углу, не решаясь подойти ближе. Вошедший был немного выше среднего роста и довольно широк в кости, но не полн. Лука, в свою очередь, оправдывался тем, что его дело ходить около Аркадия Николаевича, а не бегать по городу за фортепьянщиками. К Аркаше и Мите десятками ходили товарищи, менявшие с годами свою оболочку, сначала гимназистами и кадетами, потом юнкерами и студентами и, наконец, безусыми офицерами или щеголеватыми, преувеличенно серьезными помощниками присяжных поверенных. Затем Аркадий Николаевич собственноручно распахнул настежь двери столовой, где толпа детишек, ошеломленная внезапным ярким светом и ворвавшейся к ним музыкой, точно окаменела в наивно изумленных забавных позах. Всего замечательнее было его лицо — одно из тех лиц, которые запечатлеваются в памяти на всю жизнь с первого взгляда: большой четырехугольный лоб был изборожден суровыми, почти гневными морщинами; глаза, глубоко сидевшие в орбитах, с повисшими над ними складками верхних век, смотрели тяжело, утомленно и недовольно; узкие бритые губы были энергичны и крепко сжаты, указывая на железную волю в характере незнакомца, а нижняя челюсть, сильно выдвинувшаяся вперед и твердо обрисованная, придавала физиономии отпечаток властности и упорства. Юрий понял, что разговор идет о нем, и отвернулся от них в смущении, близком к непонятному страху. Ирина Алексеевна Руднева — хозяйка дома — почти никогда не выходила из своих комнат, кроме особенно торжественных, официальных случаев. Никто из домашних не умел лучше его придумать каждому подарок по вкусу, и потому в затруднительных случаях старшие дети прибегали к его изобретательности. Взглянув на отражение Тины в зеркале, она заметила с неудовольствием:.

3 комментария

  • Bинт:

    Пол лишь констатировал факты, давно известные членам группы, но публика сочла Пола виновником распада квартета[135]. В тот же день Пол распространил текст интервью, ставший формальным сообщением о прекращении совместной деятельности The Beatles. 17 апреля 1970 года Маккартни выпустил диск McCartney, хотя остальные члены группы просили не торопиться с этим до выхода Let It Be[36][134]. Последним событием, ускорившим неизбежное, стала дата выхода первого сольного альбома Пола.

  • PA3BPAT_HИK:

    Abrosimoffkolia: кстати уродец ХОБЛ- хроническая обструктивная болезнь лёгких , получается что ты и здесь ничего не придумал
    ——————————————-
    Интересно, как он исполняет «супружеские обязанности»)) С суфлером. )
    Про туалет — молчу)) Мамка.

  • XopoшЫй:

    Вроде был-то сын, а вроде — и нет. Думу думал, ну, а травка росла
    Без печали, без забот, без числа. С кровью рвал, да зеленела стеной. То ль посажен ты на месте не том. То ли дед тебя не так поливал. Сад мой — дом мой, моя кровь, моя боль,
    Что же это приключилось с тобой. С корнем рвал — она росла за спиной. Я не помню, что там было потом. И пока я там судил да рядил,
    Свою совесть до калитки водил,
    Что-то пел, да виновато молчал,
    Сын мой тихо в крапиве подрастал. То ль отец тебя не так корчевал. Знать не те я тебе песни-то пел,
    Коли стать ты крапивой успел. — Ты прости меня, мой сын, если б знал. У Любови Захарченко, светлая ей память, есть потрясающая песня:

    Черная смородина

    Он приснился мне, ни враг и ни вор,
    ни погост, ни поминальный костер. Черная смородина —
    Деда сны напрасные:
    Черная смородина —
    Где сажали красную. Дед сажал тебя, да, видно, спешил. Думу думал я — на траве сидел,
    Думу думал: кто же недоглядел. Уж не думал я себя-то спасти —
    Хоть от внука ту беду отвести. Рос, родимый, вместе с сорной травой,
    Что накрыла его все ж с головой. Спасибо за лекцию о снах, дорогой Дмитрий Львович. Рвал проклятую, себя проклинал. А приснился мне мой сад — экий вздор. Я проснулся — как спокоен мой дом. Как проснулся — не пойму до сих пор. Да неужто обурьянить решил. Черная смородина —
    Деда сны напрасные:
    Черная смородина —
    Где сажали красную. Раз окликнул — только тихо в ответ. То ль неверным осеняли крестом. Сгинул сон мой: куда ночь — туда страх.